Мнительность или муж любит жену здоровую...

Это точно! Но почему-то болезненные, слабенькие, замученные постоянными недомоганиями девушки упускают это из виду. Вечно они озабоченно поглядывают на часы: не пора ли принять очередную пилюлю. При любом недомогании спешно закидывают в рот горсть таблеток. Разбираются во всех и всяческих болезнях. Вам знакомы они? Я, конечно, немного преувеличила, но портрет вполне узнаваем. Наивно спрашивать, нравятся ли мужчинам такие девушки. Да, понравиться одна из них может, но… знали бы вы, как мужчины не терпят запаха лекарств! Конечно, вы это знаете: рядом с вами папа, дедушка, брат, сослуживец или просто сосед. Скажу вам по секрету: рядом с болезненными девушками мужчины вянут.

Недаром в народе говорят: «брат любит сестру богатую, муж жену — здоровую». Конечно, заболеть может любой, главное, как он к этому относится. Зацикливается на своих болячках или нет? Вырастают ли они для него в стихийное бедствие? Не падает ли он духом, подхватив тривиальный насморк? А мужчины? Как они, справляются со своими хворобами? А с болезнями своих подруг?

Почему вянут помидоры?

Люба была девушкой довольно плотной. Во всяком случае, впечатления бледной немощи она не производила. Но к здоровью своему относилась трепетно. Наверное, виновата в том была ее мама, проработавшая всю жизнь медсестрой в городской больнице. Каждое утро она озабоченно трогала Любин лоб: как там у нас с температурой? Была она мнительной И чрезвычайно заботливой мамой. Чуть что, укладывала Любочку в постель и… Дальше следовало лечение по полной программе. С банками, горчичниками, физиотерапией.

Люба по стопам мамы в медицину не пошла. Она решила учиться на экономиста и поступила в институт. Там познакомилась с Кириллом, веселым парнем, обладателем громкого голоса и плохого слуха. Но это не мешало ему много петь. Студенческие компании, бессонные ночи, походы с ночевками у костра, питание в столовой. Люба похудела, окрепла и повзрослела. Кирюшка был от нее в восторге. Классная девчонка! Вот только…

У Любы даже голос менялся, когда она начинала говорить о болезнях. Когда дело касалось реальных хвороб, когда надо было предпринимать экстренные меры, это Кирилл еще понимал. И смирялся со своей участью. Безропотно глотал день-другой таблетки, которые Люба выуживала из большущей коробки из-под сапог. Но Люба входила в раж и, как когда-то ее мама, выдавала ему по полной программе.

Хуже было другое. Люба постоянно прислушивалась к себе. И постоянно занималась самолечением. Ой, кольнуло в правом боку! Так, анальгин, но-шпа, аллохол… И пригоршня пилюль и таблеток отправляется в рот. Что-то горло першит. Так, смазать люголем, грамицидин под язык, «звездочкой» растереть, листья эвкалипта заварить для полоскания… Что-то сердце колотится. Тахикардия? Не забывайте, в сутках 24 часа, а в человеческом организме множество органов, каждый из которых то ноет, то режет, то колотится.

Всеми этими ощущениями Люба щедро делилась с Кириллом. Сначала он над ней подшучивал. Потом стал высмеивать. А после стал безумно раздражаться. Посыпались упреки: «Ну сколько можно! Болеешь — лечись: сходи к врачу, пройди обследование, сдай анализы. Есть диагноз — есть лечение. Как не надоест прислушиваться к себе с утра до ночи? Так можно найти у себя абсолютно все болезни. Кроме воды в колене и послеродовой горячки, так, кажется, было у героя Джерома К. Джерома».

Люба без конца обижалась: «Какой черствый! На свое здоровье плюет. А я ему безразлична». Ну — как там говорится? — Прошла любовь — завяли помидоры…

Мнительная ты моя!

Самое обидное: Кирилл был прав. И если бы Люба его послушалась, может быть, и жизнь ее сложилась иначе. Ей попросту следовало прекратить заниматься самолечением. Обратиться к специалистам-медикам, пройти обследование. Если бы те нашли у нее какую-либо болезнь, вот ее-то и надо было лечить. Но, видно, главным недугом Любы была мнительность, развившаяся благодаря маминому неусыпному вниманию к здоровью дочери. Да и сама Люба, видимо, отличалась повышенной тревожностью. Вот вам и результат.

Известно: каждый четвертый человек при неблагоприятных обстоятельствах может превратиться в человека мнительного. По Далю, мнительный человек — недоверчивый, робко осторожный, подозрительный, слишком заботится о здоровье своем и в ничтожном.недуге видит опасную болезнь.

Все мы, в большей или меньшей степени, люди мнительные — боимся заболеть и умереть. Хотя это естественно, но частенько тревога провоцируется не серьезным недугом, а рассказами друзей, увлечением медицинской литературой, фильмами о страдающих от ужасных неизлечимых болезней героях. Именно невежество, некомпетентность, непонимание каких-то вещей (для специалиста вполне объяснимых) вызывают порой иррациональный страх.

У некоторых людей подобные опасения превращаются в навязчивые состояния. Врачи называют их ипохондрической фиксацией. Так мнительность сама становится болезнью, при которой человек постоянно ищет подтверждение своим страхам. У страха, как известно, глаза велики: скоро мнимый больной уже считает себя обреченным. Он уверен, что-то где-то тлеет и вот-вот что-нибудь страшное откроется. Так абсолютно нормальный человек превращается в ипохондрика, не может взять себя в руки.

Чаще мнительностью страдают женщины. Они более эмоциональны, ранимы, их нервная система под гнетом стрессов может дать сбой.

Что такое страх, знает каждый. Это тягостное, крайне неприятное чувство внутренней напряженности, тревоги и беспокойства, связанное с ожиданием опасности. Ученые называют его фобией. Часто у одного человека может быть целый букет различных фобий. Боязнь инфекций и микробов называется бактериофобией. Подверженные ей люди часто обращаются к врачам «для профилактики» и без конца моют руки. Боязнь заболеть раком — канцерофобия — или боязнь остановки сердца — кардиофобия — заставляют мнительных обследоваться чуть ли не ежемесячно и проходить серьезные процедуры. Есть фобии, связанные непосредственно со страхом перед «белыми халатами» или инъекциями (а вдруг чтонибудь занесут?). Агорафобия — боязнь открытых пространств — тоже доставляет несчастным ужасные страдания. Они боятся остаться на секунду одни днем и ночью. По сути, это тот же страх смерти, болезни, но мотивировкой является одиночество. Клаустрофобия — боязнь закрытого пространства — тоже одна из «масок» ипохондрии. Человек начинает бояться даже лифта. Список фобий постоянно растет: тут и терророфобия, катастрофобия, транспортофобия.

Все эти фобии — стойкие психосоматические проявления. И тут уже уговорами и насмешками не поможешь — необходимо серьезное лечение у психиатра. Чем раньше больной обратится к врачу, тем лучше, иначе дело может дойти до бредовых идей и даже мыслей о самоубийстве.

Поэтому, если думаете, что страдаете мнительностью, обследуйтесь. Если и после того, как анализы не покажут отклонений от нормы и врачи не поставят диагноза, вас по-прежнему будут одолевать «дурные» предчувствия, затмевающие радость жизни, — идите к психотерапевту или психиатру.

На заметку

  • Если три четверти вашей записной книжки занято телефонами знакомых медиков, если вы после случайного рассказа о смерти незнакомого человека неделю не можете прийти в себя, значит, вы человек мнительный.
  • Чтобы не подхлестнуть свою мнительность, старайтесь без надобности не читать медицинскую литературу. И никогда не ставьте себе диагноз самостоятельно.
  • Мнительность — проявление психического расстройства. Значит, нужно укреплять собственную психику: поменьше стрессов, побольше свежего воздуха, витаминов, маленьких праздников и подарков себе, любимой.
  • Сейчас есть немало способов избавиться от мнительности. В том числе, не прибегая к помощи лекарств. Гипноз, травы, спорт, рефлексотерапия, точечный массаж, су-джок. И от вашей ипохондрии не останется и следа!
  • Учтите: если мнительность перевалила за все допустимые пределы, человек просто выключается из социальной жизни. Он не может трудиться. Все его помыслы, все желания сосредоточиваются на одном: как постоять за себя перед болезнью и смертью. Не доводите себя до такого состояния!

Комментарии