Здоровье женщин с нарушениями овуляции.

Спектр изменений в состоянии общего и гинекологического здоровья зависит от клинико-патогенетических форм ановуляторных нарушений у женщины. Ведущим патогенетическим звеном в формировании патологических процессов является уровень эстрогенов. При выраженной и длительной гипоэстрогении преобладают изменения со стороны сосудистой, сердечно-сосудистой, вегетативной и костной систем. Относительная гиперэстрогения и отсутствие прогестерона являются факторами, предрасполагающими к развитию гинекологической патологии: гиперпластических процессов, эндометриоза, миом матки.

Фундаментальные исследования последних десятилетий позволили охарактеризовать деятельность репродуктивной системы на уровне гипоталамус — гипофиз — яичники, а достижения репродуктивных технологий и фармацевтической науки сделали возможным использование в клинической практике лекарственных препаратов, стимулирующих фолликулогенез в яичниках и восстанавливающих овуляцию. Все это способствовало реабилитации репродуктивной функции при эндокринных формах бесплодия у женщин. Эффективность лечения эндокринных форм бесплодия достаточно высока, частота наступления беременности составляет 30–80% на леченую женщину и зависит от клинико-патогенетической формы нарушения, длительности бесплодия, выраженности патологических изменений в репродуктивной системе, возраста женщины, наличия сопутствующих патологических процессов.

Большинством исследователей бесспорно признается, что причинами ановуляторного бесплодия являются повреждения на различных уровнях репродуктивной системы и нарушение функции других эндокринных желез, а клинические и лабораторные проявления этих нарушений многообразны и полисимптомны. Однако механизм формирования ановуляции един: он заключается в нарушении реализации связей в гипоталамо-гипофизарно-яичниковой системе. Таким образом, ановуляция является причиной бесплодия и единственным патогномоничным признаком эндокринных форм бесплодия у женщин. Вследствие этого основные усилия направлены на восстановление овуляции и реабилитацию детородной функции женщин, что достаточно успешно решается.

Беременность и рождение ребенка являются главным этапом в жизни женщины, однако этот этап не занимает всю ее жизнь. Известно, что после рождения ребенка практически у всех женщин (более чем у 80%) сохраняются исходные гормональные нарушения [2, 4]. Естественно, что больные нуждаются в длительном пожизненном наблюдении и лечении. Пациентки с эндокринными нарушениями бесспорно составляют группу риска по развитию гинекологической патологии.

Вместе с тем в литературе не содержится достаточно убедительных и конкретных сведений, характеризующих состояние здоровья женщин в зависимости от клинико-патогенетической формы нарушения, и, следовательно, нет рекомендаций по пермиссивному наблюдению и лечению этого контингента больных. Подобные исследования представляются актуальными и вследствие того, что неблагоприятное воздействие дисгормональных состояний на здоровье женщины достаточно хорошо изучено и интенсивно исследуется у женщин преклимактерического и климактерического возраста.

В этой связи целью исследования явилось изучение состояния гинекологического и соматического здоровья женщин с различными клинико-патогенетическими формами ановуляторных нарушений.

Материал и методы

Обследовано 305 женщин в возрасте от 30 до 50 лет, средняя длительность наблюдения за пациентками составила 10 лет. Распределение больных по возрасту и длительности наблюдения представлено в табл. 1. Все пациентки ранее лечились по поводу ановуляторного бесплодия, имели беременности, наступившие вследствие индукции овуляции, и родили живых детей. У 45 (15%) женщин родились двойни, у 14 (4,5%) тройни, у остальных больных беременность была одноплодной. Следует отметить, что 113 (37%) женщин подвергались повторным курсам лечения и вторично рожали детей, из них 2 пациентки уже имели двойняшек. Обследование после завершения индуцированных беременностей включало: — анализ жалоб и состояния менструальной и генеративной функций, общий и гинекологический осмотр, осмотр молочных желез, обследование по тестам функциональной диагностики, общий анализ крови, мочи, биохимический анализ крови с определением фракций липидов и коэффициента атерогенности, электрокардиографию; — рентгенографию черепа и турецкого седла, ядерно-магнитный резонанс головного мозга, маммографию; — ультразвуковое исследование органов малого таза; — электроэнцефалографию; — монофотонную абсорбциометрию для определения минеральной плотности костной ткани; — лапароскопию и биопсию яичников (по показаниям); — гистероскопию и биопсию эндометрия; — морфологическое исследование биоптатов яичников и эндометрия; — определение в плазме крови концентрации ЛГ, ФСГ, тестостерона (Т), эстрадиола (Е2), прогестерона, дегидроэпиандростендиона, кортизола, пролактина (ПРЛ), ТТГ, трийодтиронина, тироксина радиоиммунологическим методом; — медико-социальное анкетирование.

Таблица 1. Распределение больных по возрасту и длительности наблюдения
Возраст, годы Число больных Длительность наблюдения, годы
До 30 23 1,9 0,8
31–35 79 4,2 1,1
36–40 124 6,8 2,1
41–46 47 8,5 1,9
46–50 25 10,1 3,2
Старше 50 7 13,5 3,8

Обследование проводилось в динамике, каждые 6 мес пациенток вызывали для консультации, при которой выбирали необходимый набор диагностических тестов.

Результаты и обсуждение

Данные медико-социального анкетирования, проведенного больным до наступления беременности и после рождения ребенка, свидетельствовали о том, что деторождение способствовало социальной и психологической адаптации женщин и повышению качества их жизни. 97% опрошенных женщин считали, что состояние их здоровья требует тщательного наблюдения. Вместе с тем подавляющее большинство женщин неудовлетворительно оценивали качество оказываемой им по месту жительства медицинской помощи. Более того, около 70% женщин с тяжелыми формами нарушений репродуктивной системы вообще не обращались к врачу, опасаясь недоумения по поводу методов достижения беременности и неадекватной оценки состояния их здоровья.

В табл. 2 представлены клинико-патогенетические формы нарушений, выявленные нами у исследуемой группы больных, и методы индукции овуляции, используемые для достижения беременности.

Таблица 2. Клинико-патогенетические формы нарушений и методы индукции овуляции (n=305)
Клинико-патогенетическая форма Количество женщин Вид лечения
Гипоталамо-гипофизарная недостаточность 65 (21%) чМГ+ХГ ЛГ-РГ
Функциональная гиперпролактинемия 71 (23%) Парлодел
Недостаточность яичников 21 (7%) Перенос оплодотворенной донорской яйцеклетки на фоне ЗГТ
СПKЯ 148 (49%) KЦ чМГ+ХГ
ДД+чМГ+ХГ
Примечание. чМГ — человеческие менопаузальные гонадотропины; ХГ — хорионический гонадотропин; ЗГТ — заместительная гормональная терапия; КЦ — кломифенцитрат; ДД -декапептил-депо.

Анализ результатов динамического клинико-лабораторного обследования больных позволил нам придти к выводу, что определяющим в состоянии гинекологического и соматического здоровья пациенток является уровень эстрогенов в плазме крови. Исходя из этого принципа все пациентки были разделены на две группы.

Больные 1-й группы характеризовались низкими концентрациями эстрогенов в плазме крови (Е2 150 7,8 нмоль/л), при этом значения гонадотропинов были низкими или базальными (ЛГ 7,8 2,1 МЕ/л; ФСГ 5,2 1,8 МЕ/л) при гипоталамо-гипофизарной недостаточности и функциональной гиперпролактинемии или высокими (ЛГ>30 МЕ/л; ФСГ>20 МЕ/л), как в случае недостаточности яичников; концентрация других гормонов не отличалась от нормальных величин, исключая функциональную гиперпролактинемию (ПРЛ 2250 178 МЕ/л). У 84% пациенток этой группы не было самостоятельных менструаций, и лишь у 16% женщин имело место нарушение менструального цикла по типу олигоменореи. 1-ю группу пациенток составили больные с гипоталамо-гипофизарной недостаточностью, недостаточностью яичников и функциональной гиперпролактинемией.

Во 2-ю группу включены пациентки с синдромом поликистозных яичников (СПКЯ), которые характеризовались нарушением менструального цикла в основном (у 82%) по типу олигоменореи, при этом у 29% женщин имели место дисфункциональные маточные кровотечения, у 18% больных самостоятельные менструации отсутствовали. Концентрация гормонов в плазме крови; ЛГ — 131 2,2 МЕ/л, ФСГ — 5,8 1,9 МЕ/л, Е2 — 258 2,3 нмоль/л; у 64% женщин выявлена гиперандрогения (Т — 2,9 0,8 нмоль/л), у 17% — гиперпролактинемия (ПРЛ — 980 140 МЕ/л). Результаты клинико-лабораторного обследования больных подтвердили точку зрения на ведущее значение концентраций эстрогенов в развитии гинекологической и соматической патологии у обследуемых больных.

Комментарии

  • Аделина
    еще в 10 мне сказали,что я безплодна.У меня чего-то там не хватает.Ходила к всевозможным врачам,лекарям,бабкам.И каждый говорит свое. Что делать??7
  • Галина
    Статья приктически бесполезна так жа как и все остальные статьи на эту тему т.к. сказано примерно какие анализы берут но не сказано к какому врачу идти как от этого лечиться. Я сама страдаю непонятным диагнозом гиперблазия эндометрия и самое интересное что не каждый врач может обьяснить что делать, и лечат только гормональными противозачаточными таблетками но поможет или нет никто на знает.Хотелось бы подробне раскрыть эту тему. У очень детишек хочется